Форма входа

Категории раздела

История монастыря [5]

Поиск

Наш опрос

Оцените сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Плохо
5. Ужасно
Всего ответов: 38

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Четверг, 13.12.2018, 16:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Свято-Георгиевский женский монастырь
 Украинская православная церковь Московский патриархат

Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » История монастыря

Краткая историческая справка

   История Свято-Георгиевского монастыря начинается с событий, произошедших в конце 19 века и достаточно подробно описана у Сергея Александровича Нилуса в описании жития игумена Мануила, настоятеля скита Пречистой в Церковщине.

  Житель с. Кочержинцы Митрофан Коленчук, будучи подростком, выпасал коней в местности, именуемой Левада. Однажды он увидел огненный столб, восходящий от земли к небу. Он попытался обратить на это чудо внимание своих товарищей, но кроме него никто ничего не видел. Прошло некоторое время, и явление это повторилось на том же месте. Вскоре приснился Митрофану старец и сказал: «Митрофан, иди, копай пещеру на том месте, где ты видел огненный столб». Коленчук несколько раз пытался начать копать, но всякий раз нападал на него такой страх, что он не смог продолжать работу. 

  Прошло много времени. Митрофан женился, обзавелся хозяйством и о пещере совершенно забыл. И вот, в одну ночь, приснился ему тот же старец и строго сказал: «Я до тебе буду довше ходыть. Иды и копай! Я сам тоби покажу, як копать». Но, несмотря на вторичное явление старца и строгий наказ, Коленчук все чего-то боялся. И вот явился ему старец во сне в третий раз. «Иды ж, копай!» - сказал он грозно и ударил два раза палкой. Митрофан проснулся, места ударов болели. Тогда он взял лопату и пошел копать пещеру на указанном месте. Копать было необыкновенно легко, точно кто-то помогал в этом. 
 
  Как не таился Митрофан, но вскоре обо всем стало известно, и к пещере потянулся православный люд, желающий потрудится во славу Божию. Народ потянулся к пещере вереницей, неся с собой кто хлеб, кто одежду, а кто и святые иконы. Хлеб и одежда раздавались нищим, а иконы ставились в нишах пещеры. Перед иконами зажигались лампады и начали читать псалтырь.
 
  Узнав о неусыпаемом чтении псалтыри, люди стали нести не только еду и вещи, но и деньги. В иной день было сто и более рублей пожертвований, которые при первой возможности раздавались нищим. 
 
  Но враг рода человеческого не дремал. Нашлись люди, позавидовавшие такому усердию и написавшие донос в полицию. Копать пещеру запретили на том основании, что она может обвалиться.
 
  Несмотря на запрет Митрофан не перестал копать, а люди не перестали приходить к пещере. Тогда был написан следующий донос. Приехала полиция, пришло несколько пьяных мужиков, Коленчука связали, бросили на телегу. Сверху положили деревянный крест, стоявший при входе в пещеру, и повезли Митрофана в Умань. Народ разогнали.
 
  В городе Митрофана объявили сумасшедшим и отправили на «лечение» в Киев, в Кирилловскую больницу. Там начали насильно давать лекарства. Митрофан пил, веруя в Господа, и лекарства не нанесли ему вреда. По ночам, когда все больные засыпали, Коленчук молился. Но это было замечено, и как вредное, по мнению врачей, было запрещено. Тогда Митрофан попросился на работу и стал ходить на кухню и чистить картошку. Тем временем нашлись добрые люди, похлопотавшие об освидетельствовании Коленчука. Врачебная комиссия признала его совершенно здоровым и отправила домой.
 
  По выходе из больницы Митрофан нисколько не пал духом и замыслил нечто более значительное, чем копание пещеры. Он обратился ко всем знаемым и сочувствующим ему с предложением пожертвовать из своих земельных угодий хотя бы по небольшому участку под постройку на избранном месте монастыря. Благочестивых жертвователей нашлось двое кочержинских и двенадцать уманских крестьян. Они из своих земель выделили для будущей обители участок площадью около 9 га. Коленчук отправился в Киев искать строителя обители. Он обошел все монастыри, но никто не желал принять на себя такой подвиг, так как жертва крестьян была слишком мала. Тогда старцы Киево-Печерской Лавры посоветовали отчаявшемуся Митрофану обратиться со своей просьбой к отцу Мануилу. 
 
  Иеромонах Мануил Ковш с 1902 года был настоятелем Скита Пречистыя в Церковщине, от Киево-Братского монастыря. В завещании преподобного Ионы Киевского, духовным чадом которого был о. Мануил, про него было сказано: «О. Мануил, мной испытанный и проверенный, вполне может защищать монастырские права, а поэтому он должен быть соборным старцем». 
 
  Внимательно выслушав Митрофана Коленчука, о. Мануил сказал ему что за это дело на малом участке земли и без всяких средств никто не возьмется, так как на устройство обители требуется много денег и других средств, а также труда, а у вас нет ничего. Коленчук стал уверять о. Мануила, что жертвователей найдется много, лишь бы было начато дело. Приводи своих жертвователей, - сказал о. Мануил, - потолкуем, увидим. 
 
  Вскоре в Церковщину прибыло восемь крестьян из числа жертвователей. Первым делом помолились в храме Царице Небесной. Потом отправились к настоятелю. Церковщина и все ее порядки, начиная с пения и чтения, так понравились крестьянам, что их усердие еще более выросло. Выслушав их о. Мануил отправился за советом к преосвященному Платону, настоятелю Киево-Братского монастыря и ректору Духовной академии. Владыка посоветовал не отказываться и положиться на волю Божию: Господь и Пречистая Его Матерь все устроят. Было это ранней весной 1907 года.
 
  В последних числах марта того же года о. Мануил по благословению преосвященного Платона поехал в Умань осматривать землю, жертвуемую под монастырь. Встретили его на вокзале хлебом-солью и пригласили в приходское училище. Там отслужили молебен Царице Небесной. На следующий день о. Мануил поехал осматривать участок на Леваде. Слух об этом разнесся по городу, и когда о. Мануил вернулся в Киев, вслед пришла и жалоба от местного белого духовенства, жаловавшегося на то, что он смущает темный народ, разместился без разрешения в училище и служил там молебен с акафистом. В народе возбуждено-де этим волнение и всякие толки. Жалобщики просили наказать о. Мануила, как возмутителя народа. Но в консистории рассмотрели жалобу и сказали о. Мануилу: «Бог благословит. Дело это хорошее. Только держитесь и поступайте осторожнее, чтобы не возбуждать против себя местного духовенства».
 
  Узнав, что в консистории по-ихнему не вышло, жалобщики написали обширную жалобу самому митрополиту Флавиану. Владыка рассмотрел жалобу, выслушал о. Мануила и признал, что в его действиях ничего предосудительного не было. «Рано или поздно, а в Умани монастырю быть», - сказал Владыка. – «Ну, Бог тебя благословит, только будь поосторожней с этим делом и не возмущай против себя белого духовенства».
 
  На следующий день о. Мануил рассказал преосвященному Платону о своем визите к митрополиту. Когда на другой день он снова был у владыки Платона, то епископ встретил о. Мануила словами: «Ничего не бойтесь. Владыка митрополит благодушно к вам настроен. Бог благословит». Так и на этот раз был посрамлен ненавидяй добра враг диавол.
  На рубеже 1907 – 1908 годов на Леваде были вновь замечены чудесные явления. Крестьяне близлежащих сел Кочержинцы и Громы видели столбы света; икону Божией Матери, опускавшуюся с неба на землю; церковь, восходящую от земли к небу, слышали подземный колокольный звон. Все это происходило в районе пещер, которые копал Митрофан Коленчук.
 
  Крестьяне-жертвователи тем временем прибавили еще 3 десятины к предыдущему пожертвованию. А в апреле 1908 года они направили прошение к высокопреосвященнейшему Флавиану, митрополиту Киевскому и Галицкому о принятии их пожертвования и устроении на этой земле сначала часовни, а затем монастыря и строителем определить иеромонаха Мануила. Прошение было передано на рассмотрение в консисторию. Из консистории прошение было передано благочинному 4 округа Уманского уезда протоиерею Лаврентию Крижановскому на заключение и для беспристрастного отзыва о чудесных явлениях у хутора Левада. 
 
  За это время был приобретен участок в Умани, недалеко от железнодорожного вокзала площадью в 10 десятин, а на участке в Леваде начал строится домик. Жертвователи пишут еще одно прошение на имя митрополита Флавиана, к которому прилагают купчую на землю. Владыка направил прошение в консисторию, а та потребовала от благочинного немедленного представления подробных сведений о чудесных явлениях на хуторе Левада. Благочинный же все медлил и требуемых сведений не предоставлял. Тогда крестьяне сами взялись за дело и настояли на скорейшем исполнении требований консистории.
 
  Собрав сведения о чудесных явлениях, в части о целесообразности устроения монастыря о. Лаврентий предлагает объявить жертвователям, что дар их принимается с благодарностью и епархиальное начальство, минуя о. Мануила, само позаботится о том, чтобы жертвуемая земля как можно лучше была использована для блага Церкви и чтобы имена жертвователей не были забыты в молитвах перед Престолом Божиим. Землю он предложил отдать в распоряжение миссионерского отдела, или устроить дачную резиденцию епископа. Также хорошо бы устроить и дачные помещения с даровым содержанием для епархиальных миссионеров, где среди прекрасной природы эти истинные труженики на ниве Христовой могли бы запасаться силами для дальнейшего своего труда. Средства на все это могли бы дать монастыри и церкви епархии. Для прекрасных соборных служений предлагалось командировать из монастырей чтецов и певцов. Заканчивает свое донесение о. благочинный следующими словами: «Не надо быть пророком, чтобы предсказать, что миссия создала бы здесь действительно оплот Православия и что Крест Христов возвысился бы здесь на страх врагам Церкви, а не на поругание, о чем так старается о. Мануил с жертвователями».
 
  Определением консистории жертвуемая земля временно была причислена к Скиту Пречистой, а 23 апреля 1909 года, на день празднования св. Георгия Победоносца преосвященнейший Феодосий, епископ Уманский, настоятель Киево-Братского монастыря при многочисленном стечении народа благословил и освятил место для молитвенного дома в честь св. вмч. Георгия Победоносца. В своем обращении к народу владыка указал, что только те монастыри высоко стояли и стоят на Святой Руси, которые воздвигались потом и слезами.
- Препятствующих же этому делу, - добавил он, - да посрамит Сам Господь!
Тем временем благочестивым крестьянином с. Полянецкое Тимофеем Юрченко был приобретен и пожертвован устрояющейся обители пруд площадью 4,45 десятины с мельницей, и общая площадь пожертвованных владений достигла 26 десятин (ок. 29 га). 
 
  Но от устроения храма на Леваде пришлось на некоторое время отказаться. Антон Коленчук, по навету врага рода людского диавола, отказался дарить свой участок. Другого подъезда к монастырской земле не было, поэтому было решено начать строительство на принадлежащем скиту участке в Умани. 
 
  Из-за того что, весь строительный период 1912 года лили дожди и совершенно невозможно было перевозить строительные материалы, строить начали недалеко от железнодорожного вокзала. Был построен братский корпус с домовой двухэтажной церковью. 10 января 1913 года нижний алтарь и домовая церковь были освящены в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость». Освящение совершил преосвященнейший Иннокентий, епископ Каневский. Вскоре возникла необходимость во втором престоле, так как на праздники собиралось так много народа, что причастников было до полутора тысяч человек. Второй престол был освящен 26 октября 1913 года преосвященнейшим Иннокентием, епископом Каневским в честь св. великомученика и целителя Пантелеимона.
 
  В мае 1913 года Антон Коленчук был поражен параличом. Осознав свою вину и карающую десницу Божию, он раскаялся и завещал свой участок монастырю. Завещание было составлено 9 октября, а 20 октября Антон Коленчук умер. 
 
  На Леваде закипела работа. Все силы о. Мануил направил на то, чтобы из купленной крестьянами старой дубовой Кочержинской церкви устроить храм в честь Георгия Победоносца. В сооружении храма инокам помогали крестьяне. И вот, после многих мытарств и искушений, вопреки всем козням диавола наступил долгожданный миг.
 
  Торжества начались еще накануне дня освящения храма. На Леваду прибыли настоятель Киево-Братского монастыря преосвященнейший Иннокентий, епископ Каневский и преосвященнейший Платон, епископ Уманский и вечером 5 июля 1914 года совершили под открытым небом богослужение. Оно окончилось к полуночи, но молящиеся продолжали подходить к владыкам на елеепомазание. Каждый получал в дар крестик и листки для назидательного религиозного чтения. Этих листков было роздано 10000 штук. 6 июля владыки Иннокентий и Платон совершили освящение храма. Когда после этого крестный ход дважды обошел храм, подошел и крестный ход из Умани. Третий раз они обходили все вместе. На празднике присутствовал князь В. Жевахов и многие другие гражданские и военные чиновники. Присутствовал и благочинный о. Лаврентий Крыжановский…
 
  Насельников в Свято-Георгиевском скиту было 66 человек: 1 схииеромонах, 5 иеромонахов, 3 иеродиакона, 2 послушника и 55 бельцов. Семь лет трудов и скорбей осталось позади. Тут бы развиваться и строиться… 
 
  Но началась Первая Мировая война. Из скита призывают 1 послушника и 8 бельцов. Ушел на фронт и в 1915 году погиб келейник о. Мануила, благодаря запискам которого мы много узнали об устроении и жизни обители и о. Мануила. Строительство новых храмов было чрезвычайно затруднено, но все же, к 1917 году были выстроены до уровня окон кирпичные храмы и на Леваде и в Умани. Из описи 1918 года узнаем, что пахотной земли имелось 12,5 десятины; под усадьбой 4 десятины; под огородами 5 десятин и под прудом с водяной мельницей 4,5 десятины, всего 26 десятин. Имелось 4 лошади и 4 коровы. Двухпрестольный деревянный, обложенный кирпичом, домовой храм в Умани длиной 43 метра, шириной 10 м. Жилая часть была трехэтажной. Домовой однопрестольный храм на Леваде длиной 43 метра, шириной 8,5 метров. В восточной части расположен храм, в западной - двухэтажный братский корпус. Были гостиницы: в Умани одноэтажная 50 м длиной и 6,5 м шириной, и на Леваде – двухэтажная 64 м длиной, 8,5 метра шириной. Мельница с домиком для мельника, конюшни, кузница и другие хозяйственные постройки. Братии было 8 иеромонахов, 4 иеродиакона, 3 действительных послушника и 80 бельцов.
 
  Дальнейшие сведения об обители крайне скудны и обрывочны. Известно следующее. 10 июля 1919 года военному коменданту г. Умани было подано заявление от оставшихся в живых монахов Георгиевского монастыря про убийство неизвестным воинским отрядом двух священнослужителей. В 1924 году в обители насчитывалось около 60 насельников, из них 16 монашествующих. В 1926 году принято решение о переселении в Георгиевский монастырь 53 монахов из закрытого Тальяновского монастыря, 20 из которых были престарелыми и инвалидами. В 1928 году монастырь был закрыт. В Умани гостиницу забрали железнодорожники, все остальные помещения были переданы райагропункту. На Леваде был устроен приют для беспризорников. 
 
  Последним настоятелем Георгиевского скита был игумен Рафаил Добромирский. После закрытия обители он до 1930 года жил в с. Кочержинцы и служил по окрестным селам. В апреле 1930 года он был арестован и осужден на пять лет исправительно-трудовых работ. Сведений о его дальнейшей судьбе нет.
 
  Последним настоятелем на Уманском подворье был иеромонах Софроний. Вместе с иеродиаконом Феодосием они дожили до 70-х годов.  
 
  Возрождение обители началось в 1998 г. Священство Уманского благочиния, по инициативе Уманского благочинного протоиерея Иоанна (Жигилий), с благословения владыки Софрония, архиепископа Черкасского и Каневского совместно с прихожанами начали раскапывать пещерку и расчищать территорию Левады. Был выкопан святой колодец, установлен вагон, сварена часовня св. Георгия Победоносца, начато строительство церкви святителя Софрония Иркутского. 27 декабря 2002 г. Было принято решение священного Синода УПЦ об открытии Свято-Георгиевского женского монастыря. 25 ноября 2003 г. был зарегистрирован Устав.
 
  В 2004 году была назначена первая настоятельница монастыря игуменья Евсевия (Сушкова), которая возглавляла монастырь до 13 июня 2006 г. За этот период было закончено строительство церкви святителя Софрония Иркутского, построены: жилой корпус для сестер, рассчитанный на 6 человек, коровня и домик привратника.
 
  13 июля 2006 г. настоятельницей монастыря назначена игуменья Рафаила (Горбань). За этот период возведен фундамент и цокольный этаж монашеского корпуса с двумя храмами (общая площадь 1550 кв. м), построена автобусная остановка с монастырским киоском, восстанавливается сожженная церковь, достроен кормоцех и второй этаж под общежитие для трудников на коровнике, обустроены дополнительные келлии на чердачном помещении корпуса для сестер, образован приют-гостиница в с. Кочержинцы, построена водокачка с колодцем и поливной системой на монастырских огородах.
 
  В монастыре проживают 12 сестер, 5 трудниц, под опекой находится двое взрослых и четверо детей.

Категория: История монастыря | Добавил: Георгий (12.10.2009)
Просмотров: 2261 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018